Logo

Пожелания

  1. с Днем Рождения!
  2. Аудио
  3. С юбилеем
  4. Свадьба
  5. Беременным
  6. Новоселам
  7. Сценки

Праздники

  1. С днем святого Валентина
  2. С Новым Годом!
  3. 8 марта
  4. 23 февраля
  5. С Рождеством
  6. 9 мая
  7. 1 мая
  8. 1 апреля
  9. Со Старым новым годом
  10. Студенту
  11. с Пасхой

Тосты

  1. Смс

Картинки

  1. 14 февраля
  2. 23 февраля
  3. Рождество
  4. Новый год
  5. 8 Марта
  6. Парню
  7. Цветы
  8. Скучаю
  9. Спасибо
  10. Девушке
  11. Любимой
  12. Любимому
  13. Женщинам
  14. Про любовь
  15. Доброй ночи
  16. Доброе утро
  17. Хорошего дня
  18. С днем рождения

Поэты плачут на бумаге стихи



Вы когда-нибудь видели как плачат люди?
С надрывом,громко,до последней капли.
Некоторые их слабость,конечно,осудят.
Скажут:"Мы все наступаем на грабли".


Поэты древности писали на бумаге
В чернильницу макая карандаш
В порыве наглости и творческой отваги
Впадая в поэтический кураж
Они не ведали печали и сомнений
Они кололи себе порохом – «пиит»
И содержатели публичных заведений
Давали им безвременный кредит


Вы когда-нибудь видели как плачут матери?
Из-за детей своих,бытовых бед.
И видно,что силы они все истратили.
И уже посабыли вкус сладких побед.


Вечерело. Сидел угрюмо
Головой подперев кулак —
От посуд отдыхал, от рюмок
И других матерьяльных благ.



Вдруг какой-то косматый дядя
Замаячил в моем окне.
«Миль пардон, — грит, — ква на нощь гладя»
И мигает мне сквозь пенсне.



Грит: «Мёсье! Бонсуар, — с окошка —
Жё мапель, конью мэтр Огюст.
Жё тья ву исфаять немношко
Гран скультур о пьир прощьто бюст!»



Уронил я кулак к окуркам:
Все ж не первый — восьмой этаж!
Здравствуй белочка, здравствуй дурка
«Хенде хох, — говорю, — мираж!



Уходи, я муи бораччо,
Дринк, дрэнк, дранк, убриаченн нах!
Сгинь, делирия, щас заплачу,
Нихт исфаивать ин дер нахт»


Я не страдал так уже столько лет.
Но сегодня увидел как плачет поэт.



Поэты древности писали без помарок
Любые неизвестные слова
Не ради евродолларов и марок
Во славу гуманизма и добра
Они водили по бумаге бородами
Возможностей не ведая иных
А вдруг они и ныне между нами?
Поэты древности - живее всех живых!


Поэтов древности засаливали в бочках
И относили продавать в универмаг
Предпочитая маринованным грибочкам
Поэтов на закуску под коньяк
Их подавали как изысканное блюдо
Заправленные рифмой и кинзой
Они творили словно фокусники чудо
Играя с человеческой душой


Это я видел все.И не раз.Но сегодня увидел другое.
Я видел плачущий,с болью в глазах,силуэт.
Но в слезах его было что-то иное.
Я видел сегодня как плакал поэт.
Чувтво было страшное,неземное.


Завертелся проклятый карлсон
(Я в него изловчил ногой)
Взмыл куда-то в район Прованса,
Баллистическою дугой.



И все тише, тише лихая
Промеж крыш французская брань
«А скультур-то была б неплохая» —
Думал, гладя стакана грань.



В берлоге лапы, слюни и медведи.
Апатия. Валежник. Сиплый храп.
В Бангкоке пальмы. Сэр склоняет леди.
Жара. Лонгдринк, два шота. Леди — трап.



Фри бар. Прибой. Туземца профиль лунный
Досуг сулит культурный. Что у нас?
Тайга и холод. Азия и гунны.
«Единая Россия», «Автоваз».



Берлога и медведи. Летаргия.
Другое дело там у них — вертеп!
Хмельные иностранцы и нагие
Мадам в отсутствии духовных скреп.


Вы когда-нибудь видели как плачут мужчины?
По друзьям,по детям или по женщинам.
Плачут не только глаза,но и все жизненные морщины.
И это так страшно.Ведь они не плачут без весомой и страшной причины.


Куда деваются моржи —
Мне, дедушка, скажи.
В моржовый рай или туда,
Во тьму за гаражи?



Дед поперхнулся: «что за дичь?»
Стал красный, как кирпич.
— Ты што, круговорот моржей
Нам, смертным, не постичь!



Эх, хорошо в метро в Москве —
Повсюду москвичи!
Один вон помолиться лег,
Другой «уалла» кричит!



Москвич лихой пустился в пляс,
И группа москвичей
Ему прихлопывает в такт,
Палит из пугачей.



Вот по-московски говорит
Москвич в свой телефон:
«Салам!» Он, судя по штанам,
Миксфайта чемпион.


Поэтов древности показывали в школах
Их приводили на уроки в неглиже
Развешивая в тёмных коридорах
И мрачных кабинетах ОБЖ
Их яростно и весело читали
При этом издевательски дразня
Словечки неприличные вставляли
Фальцетом нараспев произнося


Он плакал весь.Губы,глаза и нос.
Плакали ноги,брови и пальцы рук.
Слезы были на кончиках его коротких,седых волос.
И на бумагу стихами ложились капли его душевных мук.


У нас таких не любят, как умеют,
А там на воле ходят в неглиже.
На интуристах развелись, жиреют
В Бангкоке надо быть настороже!



Зато тепло там, радостно (фри бар же!),
И пальмы, а не блеклая ботва!
И в бухтах не притопленные баржи,
А лайнеров жемчужные борта



Ноябрь. Морось. Сквозняки в берлоге.
«Сосите лапу» — лозунг на стене.
Дремлю. Под брюхо поджимаю ноги.
Все чаще сраный трактор снится мне.



Не имею, бля*ь, скафандра!
Он маст хэв, он очень нужен!
Нет, не стать мне Александром
Македонским в этой луже.



Я мечтаю в стратосфере,
Завывая словно Лайка,
Реять диким космозверем
На «днепре», теряя гайки.



Я, в иллюминатор глядя,
Представлял бы миллионы
Вас, таких унылых блЯдей,
Миллиардов семь гандонов!



Производственные цепи
По созданию айфонов —
Круто, чо, из этой степи
Ебану-ка лучше вон я.



Там, где вакуум, там нету
Потребительских моделей,
Там раздолье для поэта,
Вы бы тихо прихуели!



Я б глядел, я б корчил рожи:
С*ка ЦУП, привет, че, как ты?
До чего ж ты, с*ка, дожил
Коль таких-тo в космонавты!



А потом бы монтировкой
Перекрыл я связь с Землею.
Мне б скафандр да сноровку —
Остальное я освоил.



Плачет Аня на вокзале,
Мимо мчатся поезда
Вид, как будто бы прогнали
Из уютного гнезда,



Будто разом отломалась
Дужка розовых очков.
Черной речкой расплескалась
Тушь от мокрых кулачков.



Все при ней, и стать, и формы,
И достаток вроде есть,
Что же посреди платформы
Ей не встать, не лечь, не сесть?



Не находит места Аня —
В муках мечется она.
Для сидящих в ресторане
Эта женщина странна.



О немытые окошка
Порасплющены носы,
Позабыты и окрошка,
И кружочки колбасы.



Не слыхать беседы нам их,
Но, похоже, спор идет
Между дамами в панамах:
«Упадет, не упадет»



Чу! Вдали несется поезд
Из Москвы в Волоколамск,
И, мою кончая повесть,
Режет Аню пополам-с



Национальная идея,
И креативна, и славна —
За благоденствие радея,
Лепить конфеты из говна.



Сырья в стране надолго хватит,
Рабочих рук не перечесть.
Пустяк остался — сделать фантик,
Листок бумаги пять на шесть.



Но отчего-то безыдейно
Кругом валяется говно.
И ни за совесть, ни за деньги
Не расфасовано оно.



Было ветрено в лесу.
Провожая муху,
Клещ свалился на лису.
Прямо с дуба рухнул.



Впился в лисью шубу клещ
Восемью руками
И воскликнул: «Это вещь!
Только б не украли!



Кабы не был я клещом,
Был слоном под тонну,
Взял лису бы на плечо
И отнес портному.



Сшил бы я себе тулуп,
А детишкам шапки.
По ночам бы ездил в клуб
С блошками на шавке.



Остальное продал бы.
Выпил. Чем не повод?
И пошел искать столбы
Я себе на хобот.



Не житье, а сладкий сон!
Жалко он не вещий.
Потому что я не слон,
А ничтожный клещик»



Выбрал место пожирней,
Чмокнул на прощанье,
И пошел домой к жене,
К шанежке со щами.



Сказала Маша: «Покажи!»
«Ты тоже!» — я сказал в ответ.
И мы зашли за гаражи.
Там ничего у Маши нет!



А у меня чего-то есть.
Нам было лет примерно семь.
Ее позвала мама есть,
А я обычно позже ем.



Все дети слушаются мам —
И сразу Маши след простыл.
А я, почувствовав обман,
Весь день капризничал и ныл.



Несправедливости ежи
Меня терзали изнутри.
Зачем я шел за гаражи
И говорил ей «На, смотри!».



Грустил Буратино, снедаем тоской,
Терпя недостаток в общении:
«Что там за холстом, за дубовой доской,
В соседнем лежит помещении?



О том не сказал мне премудрый сверчок,
Не пикнула хитрая Ш?ушара.
Неужто я так и умру, дурачок,
Поленом, что папу не слушало?!



А мир полон денег, авт?о и Мальвин,
Сиянья шатра балаганного
О, Боже Всекукольный! Благослови
Для светлого, чистого, главного!



Я в потусторонний ворвусь парадиз,
Чего бы мне это ни стоило.
Пускай деревянный, но все же артист,
Я вляпаться должен в Историю!»



И вот, навострив замечательный нос —
Продукт топора человечьего,
С разбега вонзился он по уши в холст (хрясь!)
Застрял и болтался до вечера.



Весна стучалась в окна класса
И бередила душу мне.
Я отвечал про Фортинбраса,
Держа Офелию в уме.



Мне, как всегда, достался мерзкий,
Ужасно каверзный вопрос:
Что за мужик такой норвежский?
Откуда черт его принес?



Почто не Гамлета планида!
Не вероломный Розенкранц!
Ищу подсказку я, но, видно,
Меня в упор не видит класс.



Глаза стыдливо вперив в парты,
Друзья насуплено молчат.
Одни тайком играют в карты,
Другие что-то пишут в чат.



Бесследно таяла надежда.
Я камнем быстро шел ко дну.
Но вдруг Завьялова Надежда
Записку бросила одну!



Письмо летело, словно ветер,
Неся спасенье кораблю.
А в нем не мне, Петрову Пете,
Три слова: «Я тебя люблю!»



Скривила злобная гримаса
Мое лицо, а поутру
Я возле школы «фортинбраса»
Отвесил толстому Петру!



Поэты стали долго жить,
В неволе лихо размножаться,
Вот было двое их, кажись,
Чуть отвернулся – стало двадцать!



Они ведут себе учет
От литкружка и до союза,
Ручьем поэзия течет,
Как сок из спелого арбуза.



В ней тонет все — «Контакт», «Фейсбук»,
ЖэЖэ томим духовной жаждой.
Стихи слагаются из букв,
А их в России знает каждый!



Возможно, мучаясь вотще,
Корпеть в ночи над рифмой, либо
Писать стихи без рифм вообще,
И получаются верлибры.



На поэтический проект
Приходят не из интереса,
Здесь всякий сам себе поэт,
На крайний случай, поэтесса.



Поэты стали долго жить
И декламировать помногу.
Их просто некому душить,
Стрелять, травить
И слава Богу!



Дочь, тихоня и молчунья,
Пальцем тыча в ветчину,
Плачет: «Вы сожрали Чуню!
Объясните, почему?!»



Мы с женой не в силах сразу
Дать ответ из жирных уст,
Не смутив наивный разум,
Не обидев нежных чувств.



Информировать ребенка,
Налегая на филе,
Что растили поросенка
Не для модных дефиле?



Рассказать, что я беспечно
Пару сотен Буратин
За сезон отправил в печку?
И не только я один!



Что бабуля наша, дабы
Раньше в гроб вогнать подруг,
Носит Бабушку удава
Бывшей талии вокруг?



Что Енотик, шедший с песней
Про улыбку через лес,
В шубе выглядел уместней
И от старости не лез?



Ей поведать не возьмусь я
Тайну теплых одеял.
Это два веселых гуся!
Те, которых я стрелял.



Объясниться – труд нелегкий,
Какова на деле жизнь:
«Сказки – ложь, да в них намеки
Ладно, дочка, спать ложись!»



Вышел из дому. На небе
Солнце светит в синеве.
На моей макушке Бэмби.
Я противен сам себе



Я люблю вас очень сильно,
Хоть не видел вас ни разу,
Глаз не видел ваших синих
Или карих – даже глаза.



Может, даже вы безглазы,
Мне не важно, я люблю же!
Может быть, вы безобразны,
Нестройны и неуклюжи.



Мне плевать на все на это,
Все равно безумно буду
Вас любить я беззаветно,
Даже если вы – бабуля,



Даже если вы – девчонка
Или средних лет мужчина,
Или чья-то собачонка,
Потому что есть причина:



Без любви жить очень плохо
И порой невыносимо.
Может, вам насрать и пох*й,
Я люблю вас очень сильно!



Муза нынче не со мной,
Может, день дурацкий?
Даже в ленте новостной
Катастроф нет аццких.



Вот бы рухнул самолет
На пятиэтажку!
Я бы стих наёбал влет
О страданьях тяжких.



Вот затонет теплоход
С тысячей туристов,
Я тогда стишок в блокнот
Накатаю быстро!



Как погибла чья-то мать,
Как погибли дети,
Чтоб вопрос потом задать:
Кто за все ответит?



Буду Господа винить,
Пользуясь моментом –
Натворил, подлец, х*йни!
Натворил конкретно!



«Посвящаю кораблю!»
Кину в ынтернеты.
Сразу всех перескорблю!
Стану вмиг поэтом!



Сотни смайликов в слезах,
Лайки и репосты!
Знаменитым в соцсетях
Стать довольно просто.



Олег в лесу зарыл Галину,
А через год пошла молва,
Что там грибы размером с дыню,
Но вместо шляпки — голова.



Что в месте, где лежит Галина,
Лесник рассказывал не раз,
Растет высокая рябина,
Но вместо ягод – гроздья глаз.



Паук плетет там паутину
Из прядей девичьих волос,
В ней пожилой погиб мужчина,
Застрял груженый лесовоз.



Давно Галину все забыли,
Но в том лесу день ото дня
На месте проклятой могилы
Творится странная х*йня.



Но также поэт говорит о том, что помимо пробуждения весны, наступления данной поры года, происходит пробуждение вдохновения и поэзии. Поэт способен слагать стихи, и чем «случайней», тем лучше они выходят.



В данном стихотворении подняты такие темы как: пробуждение весны, уход зимы и стужи, пробуждение земли и природы ото сна, а также пробуждение и становление поэзии и вдохновения.



Данное стихотворение замечательно описывает связь смены поры года с вдохновением и поэзией.



Во второй строфе использована метонимия - сопоставление быстроты движения пролетки "чрез благовест. клики колес" и полета мысли лирического героя («перенестись туда, где ливень»).



Достать чернил и плакать,
Писать о феврале навзрыд.



Помогает передавать эмоциональное состояние автора и то, что стихотворение, написанное четырёхстопным ямбом, сочетается с неточными рифмами (груши–обрушат, гривен-ливень).



Анализ стихотворения Февраль. Достать чернил и плакать! по плану



Стихотворение Тургенева «В дороге» воспроизводит перед читателями великолепную картину осени. Картина туманного утра, красоты осеннего леса описывает в своем стихотворении поэт. Но эта тематика не является основополагающей.



В конце 1957 года Н. А. Заболоцкий написал стихотворение под названием «Гроза идёт». Он очень любил красоту российских лесов и полей и часто восхвалял её в своих работах. Данный стих относится к философскому стилю написания.



Данное стихотворение написано на тему природы. В частности оно повествует о юноше, стоящем на краю обрыва (в его образе можно угадать самого Боратынского, который на момент написания стихотворения был очень молод).



Анна Ахматова – человек весьма рациональный, как может показаться с виду, или как казалось вначале другим, кто ее толком не знал. Но когда ее узнавали поближе, все удивлялись



Николай Заболоцкий известен нам как философ и гуманист, нередко рассуждавший о том, что есть добро и зло, в чем сила человека и что такое настоящая красота. Многие из его текстов звучат как ненавязчивое дружеское наставление или поэтическое размышление



Отключить автоматическое воспроизведение плэйкастов
Отключить повторное воспроизведение плэйкастов



Когда поэт душой ликует-
Лист белый больше не пустует.
Надеждой, он одарит строки,
Стихи его прочтут пророки-
Когда поэт душой ликует.



Когда поэт душою плачет-
Он боль всю на бумаге прячет.
Меж дивных строк скрывая слезы,
Напишет оду вновь березам -
Когда поэт душою плачет.


Когда поэт душой смеется-
В строке той, сердце его бьется.
На миг он остановит время,
Любовью, одарив творенья-
Когда поэт душой смеется.



Все чем живет поэт, чем дышит,
Что видит сердцем, сердцем слышит,
Боль, радость и любви мнгновенья
Ни сухость фраз, ни слов забвенья,
Вся жизнь и есть его творенье.



Суммарный балл: 100
Проголосовало пользователей: 10



Балл суточного голосования: 0
Проголосовало пользователей: 0



Стихотворение Б.Л.Пастернака «Февраль. Достать чернил и плакать. » посвящено природе.



М.Цветаева писала о Пастернаке: «Его грудь заполнена природой до предела Кажется, с первым вздохом он вздохнул, втянул ее всю и всю последующую жизнь с каждым новым стихом выдыхает ее, но никогда не выдохнет».



В этом стихотворении поэт передает ту тонкую грань, когда зимний месяц февраль начинает уступать место весне. Но лирический герой, видимо, больше любит зиму, от того и получились строки;



Февраль. Достать чернил и плакать.



Но все же первое весеннее чувство, которое просыпается еще в феврале берет верх и потому хочется:



Достать пролетку.


171
0
00






Праздники